29ая

 

Мне уже не тревожно, по правде сказать

В этот город вьезжаю достойно

Загоришься внутри, а вообще поебать:

Как не пей, все равно мне с синдромом вставать

Как чаи не гоняй, будут руки дрожать

Но никто здесь не сделает больно

 

За бывалом столом наливают раствор

Приготовленный в дружеском стиле

По желудкам лекарство по ртам разговор

По рукам сигареты и первый разбор

Музыкальных трагедий, посуденных спор

И за что мы сегодня не пили.

 

Разморозилось сердце и хочется быть

Где же та, что сегодня напоит?

Всем признаться в любви и возможность забыть

Что на мельницу взглядов нельзя водку лить

Чтоб любимую ненавистью удивить...

Но об этом сегодня не стоит...

 

Хорошо-ли сейчас? Это главный вопрос.

Вас встречаю улыбкой кретина

Пьёшь душевно с одними, с другими допрос

Кто то там перепил, кто то там перерос

Вдруг впорхнула она, кто мне сделал засос...

Нет, не девушка. Пьяный мужчина.

 

Ах, соседи-друзья, что вы сделали с нами?

С моей силой, здоровьем, причёской и феньками?

Жму на газ, усмехаясь, скриплю тормозами

Рад мгновениям, разочарованный днями

Злополучная встреча с чужими гостями

Рядом с тюськами Кир, Никитосами, Женьками...

 

С Добрым Утром! Уж лучше бы вечер вчерашний

Нам оставил кусочек веселья и сил

Где Никиткин запал, почему то погасший?

Где же Кирочкин танец, до конца всё отдавший?

Женин резвый смешок, а не голос уставший?

Я заплакал. Целовальников пиво разлил.  

 

1996